Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

С заголовками беда

Вот когда хочешь написать много всего, но как-то вроде не по теме, то очень сложно подобрать заголовок. Но вот что я поняла за эти пару дней с момента последней записи — я внутри себя вернулась к дневнику. Именно так. Ходила и постоянно "делала записи" у себя в голове. Правда, все забыла. Надо было сразу записать, но я все бегу, бегу. А вот сегодня есть время написать, еще бы вспомнить о чем я хотела сказать :)

Начну с грустного. И скорее всего закончу этим. Умер дядя мужа. Хороший добрый человек. Долго болел. В очередной раз понимаю, что каждый из нас один на один на смертью. Причем не своей даже, а именно с чужой. И вот эта смерть другого, не меня, касается меня так, будто и я умираю. Не знаю, как у вас. Вдобавок после просмотра "Шепоты и крики" Бергмана чувствуется это особо остро. Совпадение таких вот событий меня шокирует.

К тому же переходная пора из лета в осень, - "маленькая смерть", когда нужно умереть для лета и родиться для осени, - накладывает свой отпечаток на настроение. Вот, теперь вы будете не рады, что я вернулась с такими мрачными мыслями. :)

Collapse )

Воскресное утро :)

Меня настойчиво пытались накормить чем-то отвратительным со вкусом подгоревшего молока. Я уворачивалась как могла, пока не проснулась. Вскочила на постели с чувством тошноты. Через пару минут до меня дошло, что запах горелого - не сон. Он самый что ни на есть реальный.
Сердце провалилось в пятки. Я бросилась проверять, где горит. У нас чисто. Высунула нос в коридор - воняет. Отвращение нарастало. Бегу на кухню, на балкон, открываю окно. Смотрю по сторонам. Тихое воскресное утро. светает. Во дворе ни души. У соседей тишина. Вытягиваю шею, чтобы посмотреть вверх и вниз - ничего не видно, но воняет ужасно. Закрываю окно, снова бегу в коридор, стараясь определить источник гари.
Проснулся муж, смотрит на меня, недоумевает, что это я ношусь по дому как полоумная. Я ему объясняю: "Запах отвратительный, слышишь?" Его глаза приобретают осмысленное выражение, он кивает: "Да". Через секунду подлетает и натягивает джинсы, следом футболку. Я снова бегу на балкон, кричу: "Это точно у соседей, дышать невозможно". Денис опережает меня и открывает окно. Мы вместе перегибаемся через подоконник. Снизу валит уже черный дым. Еще пять минут назад ничего не было. Определили, что дымит через этаж под нами. Муж хватает куртку и бросает мне через плечо: "Одевайся, может придется эвакуироваться, если пожар". Бледнею, дрожу, но слушаюсь и уже стою одетая, не знаю куда себя деть.
Денис убежал к соседям, а я нервничаю и хожу из угла в угол. Стараюсь взять себя в руки и молюсь. Такое у нас уже бывало, пожары один за другим, эвакуация среди ночи, отсутствие света, отопления и газа. Неужели опять? Слышу щелкнул замок на площадке. Шаги. Я почему-то сразу понимаю: обошлось! Муж входит и смеется: "Сосед забыл чайник на плите". Я округляю глаза: "Как можно было спать в такой гари, если даже мы задыхались на четвертом этаже?"
Выяснилось, что когда Денис спустился, сосед из квартиры напротив уже колотил кулаком в дверь незадачливого любителя чая. Тот едва открыл дверь, оттуда жахнул черный дым, так что никого не было видно. Голос из клубов заверил, что газ выключен, чайник снят, все в порядке. Только мы разделись и улеглись, как раздался грохот - приехали пожарные машины. Крики, шум, лай собак. Оказывается, что какой-то мужчина вышел выгуливать собаку, увидел пожар, вызвал пожарных. Приехали очень быстро. Видимо поругали соседа и уехали. А мы понемногу успокоились и попытались поспать еще часок. Воскресенье все же :)
крылья

Покаяние - это больно

ART-MS001_250pixels_3d

"Ибо то самое, что вы опечалились ради Бога, смотрите, какое произвело в вас усердие, какие извинения, какое негодование на виновного, какой страх, какое желание, какую ревность, какое взыскание! По всему вы показали себя чистыми в этом деле" (2 Кор.7:11)

И кто сказал, что покаяние - это просто слова?

Покаяние это больно,
Чашу надо испить до дна.
Губы шепчут: «Господь, довольно!
Еще миг и сойду с ума!»

Я хотела, сама просила,
На попятную не пойду:
Или явится Божья сила,
Или скоро пойду ко дну.

Покаяние – жало смерти,
Обнажение без прикрас.
Только мертвым, уж вы поверьте,
Воскресение в самый раз.

Покаяние - пепел той жизни,
Что лишаешься навсегда,
Это вечности белые ризы
И зовущая вдаль труба.

Отлетает измученным вздохом
Сердца вопль туда, в небеса.
А оттуда божественным эхом:
Ты искуплен, ты – слава Христа!

(Автора картины не смогла определить, к сожалению)
это я

На горе усмотрится

"Авраам назвал то место «Господь усмотрит», и оттого доныне говорится: «На горе Господа усмотрится»" (Быт.22:14) современный перевод

Полная версия звучит именно так: "на горе Божьей усмотрится". Не просто сказать: "А-а-а! Господь усмотрит!" и махнуть рукой. А именно подняться на гору Божью и там увидеть ответ. Видение приходит на высоте. Понимание Божьих замыслов, разумение Его воли, духовный взгляд на ситуацию, видение будущности, – все это открывается на горе Божьей. Подъем на гору - это смерть для себя, отречение себя, это крест Христа. Но на горе происходит нечто сверхъестественное, - ты прозреваешь и видишь то, чего до сих пор не видел.

На горе усмотрится. Там есть то, что нужно. И Господу, и тебе.

Рождение в вечность

А вы трепещете от этой мысли, что однажды встретитесь с Богом лицом к лицу? Как Иов ждал этого: "Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его. Истаивает сердце мое в груди моей!" (Иов.19:27) В совр.переводе написано, что сердце томится, пока не встретится с Богом.

Вообще, не многие так жаждут встречи. Когда со мной случались приступы острого желания прямо сейчас оказаться в объятиях Бога, то большинство говорило: не торопись, успеешь. Намекая на то, что умирать рановато. Наверное, они правы, но когда ты любишь, то тоскуешь по возлюбленному и все твое желание - быть с ним. Когда вдруг Божья любовь накрывает с головой, то хочется кричать - с Тобой ничего не хочу на земле.
И однажды мои глаза посмотрят в Его глаза. Это так трепетно осознавать, что мы будем смотреть в какой-то миг друг на друга, будто вокруг больше ничего нет.

Я понимаю желание Иова. Это желание вытесняет всякий страх смерти. Иногда мне кажется, что люди не самой смерти боятся, а страшатся именно встречи с Всевышним. Кто его знает, как оно там пойдет? И если так, то волнения их понятны. Но многие герои веры видели в смерти только приобретение и освобождение, чтобы встретиться с Тем, о Ком томится сердце и истаивает душа.

И если на жизнь смотреть как на время, отпущенное на познание Господа, Его бесконечной любви, Его благости, то неизбежно наступит время, когда ты уже будешь жить небесным, чувствовать небесное, видеть небесное, то и земная жизнь перестанет быть привлекательной. И просто отступит на задний план. Как с Енохом случилось. Это так естественно. Вся наша жизнь - дорога в небо. Мы пришельцы на этой земле, она наше временное пристанище.

Простите, что я с утра на такую тему. Книга Иова навевает мысли. Но как сказал Екклесиаст - самый мудрый человек на земле: "Доброе имя лучше дорогой мази, и день смерти – дня рождения." (Еккл.7:1) Наверное, на небесах мы будем отмечать свой день смерти как день рождения в вечность. :)
Пишу

Предчувствие ее обмануло

Апполинарию Денисовну посетило предчувствие беды. Она бегала по квартире, хваталась за голову, охала, пила валерьянку, заламывала руки и причитала: «Что же теперь будет? Что же теперь будет?» И вот между 59-м и 64-м всхлипом произошло странное осознание: «Беда еще не пришла. Только предчувствие заглянуло на огонек». Слезы высохли. Сообразительность резко подскочила вслед за давлением. Невесть откуда зароились в голове умные мысли, как пчелы в улье. Они настойчиво шептали: «Прогони предчувствие, и беда не придет».

Застигнутая врасплох, Апполинария застыла. Она осела по стеночке ни жива ни мертва. Одно ухо еще улавливало тихие движения предчувствия, другое уже прислушивалось к новому голосу. Мысли делали смелые выпады: «А что если предчувствие – это агент беды? Ходит он и ищет место для своей спутницы. Если кто голову потеряет, то беда там обитель найдет. Располагается поудобнее и вволю поживает, пока не доконает своего арендодателя до состояния отчаяния и депрессии. А тут – уступи-подвинься, – приходит новая цаца, чтобы царствовать в душе человеческой. Как известно, беда одна не ходит, пока не загубит душу окончательно».

Апполинария Денисовна дивилась, какие умные мысли в ее голову забрели. Отродясь таких не бывало. Стоит ли им верить? Или по старинке отдаться предчувствию, которое никогда не обманывало. Но тут вспомнила она, как предыдущее предчувствие за собой семь бед притащило, и как она, бедняжечка, чуть не умерла, пока с ними справилась. Уж лучше довериться умным мыслям, на то они и умные. «Эх, где наша не пропадала!» – воскликнула Апполинария и вскочила на ноги. Схватила веник на всякий случай, для устрашения, повязала фартук и давай мести пол. «Все будет хорошо, все будет хорошо, все будет хорошо, я это знаю!» – из глубин колышущегося естества всплыли слова незамысловатой песенки.

Почувствовав себя намного лучше, Апполинария с остервенением продолжала хлестать веником пятки предчувствия, пока не добралась до порога. Там она встала, подбоченилась, и наблюдала как предчувствие кубарем катится вниз по лестнице. Победительница погрозила кулаком беде, улыбнулась и подмигнула умным мыслям. В своей прощальной речи Апполинария Денисовна заявила во всеуслышание: «Предчувствие – ты обманщик! Вон из моей жизни!» Этого ей показалось мало, и она произвела символический жест – стряхнула пыль с веника на голову невидимому врагу.

Тем временем умные мысли торопливо спускались на нижний этаж, потому что предчувствие тарабанило в дверь соседки. Апполинария Денисовна бросила ласковый взгляд на спасителей и пустила слезу счастья: «Вы уж почаще ко мне заходите, родимые! Теперь я только вас слушать буду». 

"Чума"

Книга А. Камю "Чума" очень страшная. Жуткая.

Город, обреченный на смерть. И все из-за маленького микроба чумы. Что ощущает человек, находящийся в таком месте, в любой момент могущий заболеть и уйти в мир иной?

Город отрезан от всего мира. Ожидание скорой смерти. Эпидемия нарастает. Нельзя убежать, спрятаться, исчезнуть. Реальность более чем реальна. Но именно реальность люди стараются не замечать, делая вид, что все как обычно.

Я еще не дочитала. Но вот это описание повседневной обыденной жизни горожан посреди надвигающейся чумы очень сильное. Переживаешь так, словно сама оказалась в тисках смерти и никак не выбраться.

Подозреваю, что Камю вложил немало аллегорий в свое произведение, судя по эпиграфу.
"Если по­зво­ли­тель­но изо­бра­зить тю­рем­ное за­клю­че­ние че­рез дру­гое тю­рем­ное за­клю­че­ние, то по­зво­ли­тель­но так­же изо­бра­зить лю­бой дей­стви­тель­но су­ще­ству­ю­щий в ре­аль­но­сти пред­мет че­рез не­что во­об­ще не­су­ще­ству­ю­щее".
Да­ни­ель ДЕФО

В общем, я пока захвачена сюжетом, потом буду разгадывать аллегории Камю :)

Posted via LiveJournal app for iPhone.

It's how we'll become Who we're Supposed to be

Когда второй друг уходит в течение двух недель, то как-то зябко становится в душе. Такая хрупкая жизнь. Молодые парни оставляют эту землю, улетают как птицы. Никогда не знаешь, когда это случится, когда придет и наша очередь. Сколько еще там впереди отмерено пути? Бог только знает.
Раньше я очень боялась смерти. А теперь уже нет. Наверное, когда встану на пограничную линию, страх исчезнет совсем. Только думаю, успеть бы еще что-то успеть перед отправкой. Еще что-то доброе и светлое, чтобы тьмы стало меньше. И чтобы близкие не сильно не расстраивались.

читаю

День сурка

Видать зима скоро. Готовлюсь. Сплю и ем, как вы уже заметили по моим постам. Готовлю и ем. Жиры накапливаю. А то шубу свою маме отдала, кто ж меня греть будет? Вот такая скучная у меня жизнь нынче: ем, сплю, читаю, готовлю. За окном холодно, мрачно, серо.

Вчера у Аверченко прочитала одну историю "Сладость сна". Как одного дядьку пытали тем, что уснуть не давали. Две недели без сна напрочь лишили человека всяких желаний. На суде он улучил возможность прикорнуть. Когда привезли на виселицу - тут же уснул. Когда засмеялись, он тоже заулыбался сонной бессмысленной улыбкой. Сам залез на помост и сам петлю надел. И все, что он хотел - скорее уснуть. Он так и не включился до самого последнего момента. Как пишет Аверченко, вроде как и не человека повесили, а только пиджак и брюки. Смерть и сон смешались в одно. И простая потребность во сне вытеснила смерть. 

Вот и я сплю и сплю, словно не могу надышаться отоспаться перед смертью, чтобы не стать похожей на того героя из рассказа Аверченко. С другой стороны, многие люди так и спят всю жизнь. И не просыпаются в реальность. Не воспринимают всерьез ни жизнь, ни суд, ни смерть. Живут, не приходя в сознание.

Другой рассказ Аверченко из того же цикла "Сладость веры", где вдова никак не могла поверить в смерть мужа. Он погиб в научной экспедиции, его замерзшее тело привезли, уложили в гроб. И тут она увидела капли пота на лбу. И долго не верила врачам, что это всего лишь процесс оттаивания, что мертвее трупа не бывает.

Там смерть принималась за сон, здесь сном казалась смерть. Такие вот неожиданные рассказы А. Аверченко, объединенные в цикле "Мои анекдоты". Что может быть смешнее смерти, ага.

А еще прочитала "Тайный дневник Адриана Моула" и "Страдания Адриана Моула", автор Сью Таунсенд. Написаны книги в виде подростковых дневников мальчика в возрасте от 13 до 15 лет. Все самые острые моменты, которые он переживал, что проходил. Все, как есть, без купюр. Действие происходит в 80-х годы XX века. И хоть декорации и обстановка немного устарели, но суть подростковых метаний и переживаний не изменилась. Они видят мир не так, как взрослые. Отсюда столько конфликтов и непонимания. В общем, родителям подростков будет любопытно :)
крылья

Вечноживущие

У нас в церкви сейчас в гостях пастор Артур Симонян из Армении. Вчера была замечательная проповедь о терпении.

Зацепил один момент, когда пастор рассказал про своего друга. Этот человек неверующий. Однажды он сокрушался, что никак не может поверить в вечную жизнь, и сказал:
– Если бы я убедился, что буду жить вечно, то я был бы самым счастливым человеком на земле, и у меня не было бы вообще никаких проблем.

На это пастор ему ответил:
– Мы верим, но у нас все равно есть какие-то проблемы, пока мы здесь на земле.
– Нет, вы не верите в вечную жизнь. Если бы вы верили по-настоящему, у вас не было бы проблем, вы не ходили бы в печали. Человек, живущий вечно, не огорчается от проблем. Ведь все проблемы ничто по сравнению с вечностью.

Пастор задумался и согласился. Действительно, что бы не происходило, оно заканчивается, а вечная жизнь – нет. Предложил неверующему другу спроповедовать на эту тему :)

У моего мужа в институте была преподавательца французского, которая на какие-то неразрешимые вопросы всегда отвечала: 
– Это же сущий пустяк по сравнению с мировой революцией!

Люди понимают, что в сравнении с чем-то глобальным наши проблемы ничтожны. И у нас всегда есть шанс "уничижить" эти проблемы в своем сердце. Не раздувать из мухи слона, а наоборот - слона уменьшить до мухи и пришлепнуть.

Вспомним того же Карлсона, который живет на крыше. У него в каком-то смысле более небесное учение о жизни, чем у многих верующих – "пустяки, дело житейское". А вовсе не всемирная катастрофа или конец света.

Ну и не забудем слова мудрого Соломона напоследок: "И это пройдет". Все проходит в мире, где есть время. И время тоже пройдет. А вечность останется.