Category: литература

Обзор фильмов сентября 2017

На этот раз фильмы не новые, снятые по книгам, которые еще старее. Но это как раз те самые фильмы, которые не устаревают со временем. Были еще и другие, но мне хочется написать только про эти три, которые сильно запали в душу, их и рекомендую посмотреть.

«Скафандр и бабочка»

«Хлопай ресницами и взлетай» - если коротко об этой картине. Удивительный фильм. Интересная операторская работа. Еще поразительнее, что основан на реальных событиях. Впрочем, жизнь нас порой удивляет сильнее, чем любое кино. 

Главный герой - Жан Доминик Боби - перенес редкий вид инсульта «бодрствущую кому».  Он не мог двигать ничем и никак, кроме как моргать одним глазом. Из преуспевающего редактора «Элль» он превратился в «овоща». И вот здесь начинается фильм. Фильм о том, как стать человеком. Как продолжать жить, любить и даже написать книгу. Моргая одним глазом Жан Доминик Боби надиктовал помощнице свою историю жизни в скафандре. И вот эти моргания как взмахи бабочки, которые помогли подняться ему над своим физическим недугом, преодолеть мучительную боль разочарования и горечь поражения. Потрясающая история. Какие еще могут быть оправдания для нашего бездействия, я не знаю. 

Если вы хотели «волшебный пендель», вдохновения, чтобы начать что-то в своей жизни, то посмотрите фильм или прочитайте книгу. 

Collapse )

Каждая птичка мечтает о гнездышке

IMG_1589

Жила-была птичка-невеличка. Летала она с подружками по белому свету и пела веселые песенки. А потом настало время вить гнездышки. Птичка-невеличка смотрела, как подружки собирались парами, чтобы позаботиться о потомстве. Птица-папа собирал веточки и прутики для гнезда, птица-мама украшала листьями и обустраивала пухом. Потом птицы откладывали яйца и мама-птица высиживала птенчиков. Птица-папа в это время оберегал ее и кормил. Когда малыши появлялись, папа летал за добычей, а мама кормила птенчиков червячками и мушками. Так продолжалось, пока птенчики не становились достаточно сильными, чтобы взлететь и вести самостоятельную жизнь.

Все подружки невелички уже обзавелись гнездами и птенцами. Птичка-невеличка была так одинока, что запела очень грустную песенку:
Чик-чирик, как страшно и печально жить на свете, когда ты в целом мире одинок,
Чик-чирик, должны быть счастливы и взрослые и дети! Ах, если б кто меня услышать мог!

Эту песенку услышал молодой орел. Он подлетел поближе и спросил птичку-невеличку:
– Здравствуй, красавица-птичка! Почему в песне твоей столько печали?
– Как же мне не печалиться, красавец-орел, когда я так одинока! Летала я по белу свету и видела многих птиц. Живут они в стаях и выводят птенцов. А мне не с кем свить гнездо.

Collapse )

Ирэн

"Гадкие лебеди". Они прекрасны!

Вчера состоялось очередное собрание киноклуба. На сей раз нам предстояло увидеть фильм ученика Тарковского Константина Лопушанского по мотивам одноименного рассказа братьев Стругацких. Народ весь разбежался по отпускам и дачам, а мы в небольшой компании в прохладе вечера на уютных диванах наслаждались качественным продуктом.

Я люблю Тарковского и Стругацких, потому ожидала чего-то невероятно волнующего и виртуозного от такого симбиоза. И не была разочарована, признаюсь, забегая вперед.





Само название уже обещало нечто мистическое, какое-то превращение, отсылая нас к сказке Г.Х. Андерсена, некий намек на тематику картины. Надо сразу сказать, что фильм можно рассматривать как отдельное произведение, хотя и снят он по повести Стругацких, но все же с иным видением развязки и отдельных моментов.

Collapse )
читаю

Человек отменяется?

Прочитала эссе "Человек отменяется, или Мысли о просвещении и воспитании, особенно же о том, как учат английской словесности в старших классах" Клайва С. Льюиса. Полночи не могла уснуть, потому что в мозгах целая война началась противоречивых мыслей.

Льюис противопоставляет современное знание и мудрость и показывает исход цивилизации в случае, если знание победит. Собственно, название произведения "Человек отменяется" уже говорит само за себя. Тот самый человек, как образ и подобие Божие, исчезнет с лица Земли, если позволить патологическому знанию и далее завладевать умами людей. Либо мы "разумные духовные существа, навек подчиненные абсолютным ценностям" либо всего лишь материя, "которую могут кромсать и лепить некие избранники, руководимые лишь собственной прихотью." Действительно, может ли человек с помощью знания стать "человекоделом", производящим на свет новую человеческую особь по иному образу и подобию?

"Старинный мудрец прежде всего думал о том, как сообразовать свою душу с реальностью, и плодами его раздумий были знание, самообуздание, добродетель. Магия и прикладная наука думают о том, как подчинить реальность своим хотениям; плод их - техника, применяя которую, можно делать многое, что считалось кощунственным,- скажем, нарушать покой мертвых".

Да-да, Клайв Льюис поставил на одну ступень науку и магию, назвав их близнецами. И что их знание губительно. И направлено это знание прежде всего на детей. Не случайно эпиграфом выбрана строчка из рождественской песенки: "Ирод воинам велел деток убивать". Льюис показывает, как это дух Ирода до сих пор старается погубить детей с раннего возраста через приобщение к древу познания.
В общем, кому интересно, - почитайте. Надеюсь, что это не испортит вам сон. Ну а я все же нашла мир с собою и согласилась с выводами автора:

"Нельзя все лучше и лучше "видеть насквозь" мироздание. Смысл такого занятия лишь в том, чтобы увидеть за ним нечто. Окно может быть прозрачным, но ведь деревья в саду плотны. Незачем "видеть насквозь" первоосновы бытия. Прозрачный мир - это мир невидимый; видящий насквозь все на свете не видит ничего".

"Чума"

Книга А. Камю "Чума" очень страшная. Жуткая.

Город, обреченный на смерть. И все из-за маленького микроба чумы. Что ощущает человек, находящийся в таком месте, в любой момент могущий заболеть и уйти в мир иной?

Город отрезан от всего мира. Ожидание скорой смерти. Эпидемия нарастает. Нельзя убежать, спрятаться, исчезнуть. Реальность более чем реальна. Но именно реальность люди стараются не замечать, делая вид, что все как обычно.

Я еще не дочитала. Но вот это описание повседневной обыденной жизни горожан посреди надвигающейся чумы очень сильное. Переживаешь так, словно сама оказалась в тисках смерти и никак не выбраться.

Подозреваю, что Камю вложил немало аллегорий в свое произведение, судя по эпиграфу.
"Если по­зво­ли­тель­но изо­бра­зить тю­рем­ное за­клю­че­ние че­рез дру­гое тю­рем­ное за­клю­че­ние, то по­зво­ли­тель­но так­же изо­бра­зить лю­бой дей­стви­тель­но су­ще­ству­ю­щий в ре­аль­но­сти пред­мет че­рез не­что во­об­ще не­су­ще­ству­ю­щее".
Да­ни­ель ДЕФО

В общем, я пока захвачена сюжетом, потом буду разгадывать аллегории Камю :)

Posted via LiveJournal app for iPhone.

Сюжет городского романа

Высокий стройный парень в серо-бежевом плаще с полосатым шарфиком. Светлые волосы средней длины слегка взлохмачены. Рядом маленькая толстая женщина лет на 10-15 старше спутника. Короткая стрижка на темных волосах, оплывшее лицо, очки. Я бы подумала, что мать и сын, если бы они не держались за руки. Не знаю почему меня как магнитом тянуло рассматривать их призрачную уединенность. Может быть диссонанс во внешности заставлял заподозрить фальшь? Или нервное поведение женщины, то и дело оглядывающейся по сторонам и поправлявшей прическу? Вот ведь угораздило меня: из головы не идет эта странная парочка. У меня созрели несколько версий истории их отношений с различными вариантами финала. Бывает промелькнет тень человека, а фантазия писательская даст ей жизнь. Ходит человек по земле и не знает, что его воплощение живет где-то на страницах книг.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

Александр Солженицын - о добре и зле, о религии и революции

Оглядываясь, я увидел, как всю сознательную жизнь не понимал ни себя самого, ни своих стремлений. Мне долго мнилось благом то, что было для меня губительно, и я все же прорывался в сторону, противоположную той, которая была мне истинно нужна. Но как море сбивает с ног валами неопытного купальщика и выбрасывает на берег — так и меня ударами несчастий больно возвращало на твердь. И только так я смог пройти ту самую дорогу, которую всегда и хотел.

Согнутой моей, едва не подломившейся спиной дано было мне вынести из тюремных лет этот опыт: как человек становится злым и как — добрым. В упоении молодыми успехами я ощущал себя непогрешимым и оттого был жесток. В переизбытке власти я был убийца и насильник. В самые злые моменты я был уверен, что делаю хорошо, оснащен был стройными доводами. На гниющей тюремной соломке ощутил я в себе первое шевеление добра.

Постепенно открылось мне, что линия, разделяющая добро и зло, проходит не между государствами, не между классами, не между партиями, — она проходит через каждое человеческое сердце — и черезо все человеческие сердца. Линия эта подвижна, она колеблется в нас с годами. Даже в сердце, объятом злом, она удерживает маленький плацдарм добра. Даже в наидобрейшем сердце — неискорененный уголок зла.

С тех пор я понял правду всех религий мира: они борются со злом в человеке (в каждом человеке). Нельзя изгнать вовсе зло из мира, но можно в каждом человеке его потеснить. С тех пор я понял ложь всех революций истории: они уничтожают только современных им носителей зла (а не разбирая впопыхах — и носителей добра), — само же зло, еще увеличенным, берут себе в наследство. (Архипелаг ГУЛАГ)

Posted via LiveJournal app for iPhone.

крылья

Поведаю вам сказку... А может и не сказку? А может это кто-то злой? И лучше не читать?

Вот ознакомилась при случае и побродила "По следам нефилимов"
Исследование на тему "Откуда взялись исполины, великаны, рефаимы и нефалимы"

Ужастики на ночь глядя.



Я прочитала, даже не знаю что и сказать.
Лучше сами читайте и свое мнение составляйте.
А я ушла спать
читаю

"Буквенный угар" Лары Галль

Прочитала давно. Но поскольку вещь цепкая и въедливая в плоть и кровь читателя, то этот яд, а с ним и противоядие, гуляли внутри меня, пока не произвели свое действие. Как в сказке - сначала вода мертвая, потом вода живая.

Вода мертвая.
Стыдливо переворачивала страницу за страницей. Не понимала, к чему такое обнажение души, такой выворот чувств. А оно шло по нарастающей, как снежный ком. И потом оно меня убило. Добила такая доверчивость. Расточил, раздал автор душу свою. И каждый ведь, кто читает расхаживает там, как ему заблагорассудится. Меряет все своими аршинами. Цокает языком, прицениваясь к товару. Вдруг захотелось взять хлыст и разогнать всех торгующих в храме души. И слушать сердце. Потому что там нужно умертвить плоть предлагаемой мертвой водой. Чтобы услышать сердцем, получить свой лист целительный.

А он там есть, этот лист. Просто до него надо дойти. Доползти. Дорваться. Выждать. Раньше времени нельзя. 

Вода живая.
В конце книги уже полумертвая от открывшегося мне внутреннего мира другого человека, я вдруг поняла к чему такое обнажение души и такой выворот чувств. А ведь и не оживешь, если не умрешь. И если ты к концу книги не умер, то зря и прочитал. Тогда и целительный лист ты не заметишь. Пролистаешь как прочие.

А там есть глубокое откровение жертвы. "Силой его горя открылся проем меж мирами жизни и смерти", - так написано у Лары. Один человек разорвал плоть, соединил несоединимые вещи, соделал двоих в одно. И это стоило ему себя. Слишком явные параллели, чтобы их не видеть. Слишком оголены нервы к концу, чтобы не почувствовать. И вот оно прозрение: "Как же мне бросить очаг и дом, отнять хлеб у детей, сердце у мужа? Что я задумала? Чему поддалась?"

И вот оно исцеляющее снадобье - любовь даже до смерти. Если ты его принимаешь, оно изменяет тебя. Но кто способен так любить? Кто рискнет выпить чашу чужого исступления? Некоторым это удается. Вот об этом и книга. О любви.

Не знаю, о том ли писала Лара Галль. Но я читала именно об этом.